Славянский ход глазами закарпатского Русина

Опубликовано: .

Минул месяц со дня возвращения российской делегации из поездки на Славянский фестиваль в Нитре, получившей название Славянский ход.

Мы отправились в путь утром 25 июня 2016 года после напутственного молебна духовника поездки игумена Кирилла (Сахарова). За два дня до отъезда меня и Михаила Дронова уже благословил на это путешествие протоиерей Стефан Пристая, настоятель московского храма св. Николая Чудотворца на Щепах, духовный лидер нашей общественной организации «Объединение русинов».

Пожелать счастливого пути участникам Славянского хода приехал к месту оправления у Парка Победы и бывший председатель Всеславянского собора (ныне союза), Николай Иванович Кикешев. При этом излучавшие уверенность глаза его преемника на этом посту, директора Института русской цивилизации, организатора и руководителя Славянского хода, доктора экономических наук Олега Анатольевича Платонова говорили об одном: «Не беспокойтесь, все будет хорошо, я с вами».

Заняв заранее распределенные места в автобусе и увидев празднично одетых водителей-белорусов, мы отправились странствовать по Европе, где живут или ранее жили славяне, а именно по Белоруссии, Польше, Чехии, Словакии, а также Германии и Австрии.

Я - представитель русинского народа Закарпатья, который тысячелетиями живет на своих исконных землях. В разное время они входили в состав различных государственных образований: Великой Моравии, Венгрии, Австрии, Австро-Венгрии, вновь Венгрии, Чехословакии, с июля 1945 года - Советского Союза и, наконец, Украины. Поэтому мне было исключительно интересно лично побывать, пройтись пешком по городам, входившим в те же государства, что и моя малая Родина. Неудивительно, что по ходу поездки возникавшие эмоции от увиденного переполняли мои сердце и душу.

Проехав Белоруссию, Польшу и Германию, мы приехали в златоглавую Прагу, бывшую столицу Чехословакии, в составе которой более 25-ти лет находилась автономная республика Подкарпатская Русь - нынешнее Закарпатье. В этом государстве в сентябре 1919 года родилась моя мама Мария, здесь она полюбила моего отца Василия, вышла за него замуж и в августе 1938 года родила своего первенца — сына Мирона.

01

Свадьба моих родителей. Подкарпатская Русь в составе Чехословакии, 1937 г.

Любуясь величественной красотой Праги, я вспомнил свои студенческие годы и слова мамы:

- «Андрийку, кыдь ты ся посчастлывыть даколы буты за граныцьов, то посеты Прагу, бо то самый красывый варош (город) на свити.

- Мамо, а Вы булы там?

- Ньы, Васыль казав (рассказывал), - ответила мама.  

В декабре 1983 года я пригласил маму в Москву на защиту моей диссертации. Мы с ней побывали на Красной площади, посетили храм Василия Блаженного и другие достопримечательности столицы. Я ее тогда спросил:

- Мамо, ну як Москва?

- Андрийку, думаву, што Москва, то самый красывый варош на свити.

- Мамо, а як Прага?

Мама в ответ расплылась в счастливой улыбке, видимо, вспомнив свои слова о Праге.  

02

В красавице Праге.

В Чехии нашим гидом и покровителем был Зденек Опатршил, председатель Всеславянского комитета, упоенно рассказывающий членам нашей делегации о величии и красоте своей столицы.

03

Андрей Фатула и Зденек Опатршил.

В Российском центре науки и культуры в Чехии после концерта наших замечательных артистов — участников Славянского хода состоялась встреча председателя Всеславянского союза О.А. Платонова, его заместителя Зденека Опатршила, членов президиума М.Ю. Дронова и А.В. Фатулы с президентом Всемирного конгресса подкарпатских русинов Василием Джуганом и его заместителем Михаилом Тяско.

04

Джуган В.М. рад встрече с игуменом Кириллом. Слева Тяско М.Ф.

Уже вечером после прогулки по Праге и посещения президентского палаца, парламента Чехии и других достопримечательностей города состоялась еще одна встреча — с президентом Международного фонда «Независимая литературная Русская премия» Александром Гегальчим.

Следующие два насыщенные дня члены Славянского хода провели в соседней Словакии — в городах Нитра и Братислава.

В данной связи напомню, что в ноябре 1938 года Словакия и Подкарпатская Русь стали республиками в составе Чехословакии. Сегодня Словакия, как и Чехия, — самостоятельные государства, члены ООН. Таким же государством могла стать и Подкарпатская Русь, если бы не Вторая мировая война, после окончания которой наш регион был присоединен к Советской Украине с понижением своего автономного статуса до обычной области. До войны в Подкарпатье русины составляли 62,6% от общей численности населения. Затем шли венгры (15,4%), евреи (12,5%) и другие. Украинцы были практически на последнем месте и составляли менее одного процента жителей. После присоединения Подкарпатской Руси к Украине по прямому указанию Никиты Хрущева русинское население переименовали в украинцев. Поскольку 75% населения Закарпатья — селяне, до октября 1964 года не получавшие паспортов, большинство русинов об этом даже не догадывалось.

Но вернемся к Славянскому ходу. Город Нитра – это жемчужина Словакии – кроме красоты и великолепно организованного фестиваля запомнился мне встречей с известным земляком – профессором, доктором наук Иваном Михайловичем Туряницей, который в первой половине 90-х гг. был первым премьер-министром непризнанного русинского правительства Закарпатья, а ныне проживает в Словацкой Республике. Встреча, в которой также приняли участие О.А. Платонов, В.М. Джуган, М.Ю. Дронов и М.Ф. Тяско, проходила в доме ученого — в теплой атмосфере за столом с блюдами русинской национальной кухни.

В ходе беседы Туряница с некоторой печалью рассказал, как он был свидетелем разговора председателя избиркома Закарпатской области с властями Киева, касавшегося переписи населения 2000 года. Речь шла о количестве людей, записавшихся русинами. Тогда прозвучала цифра: пятьсот тысяч человек. Такое количество русинов, пожелавших вернуться к своим корням, явно расстроило представителя центральной власти Украины. Через некоторое время из Киева в область пришел ответ: «Вы сами знаете, что надо делать».

За свое отстаивание прав русинского народа Туряница был вынужден покинуть родной край и осесть в близкой Словакии. Он был не одинок: в 1996 году в Чехию из Закарпатья эмигрировал и русинский национальный историк Иван Иванович Поп — автор нашумевшей «Энциклопедии Подкарпатской Руси».

После Словакии наш Славянский ход добрался до Вены – столицы бывшей Австро-Венгрии — империи Габсбургов. Для меня, русина, увлеченного историей русинского народа, давней мечтой было посетить Венский университет. Ранним солнечным утром 7-го июля я вместе с Мишей Дроновым покинул отель и отправился пешком осматривать достопримечательности Вены. Для меня главной целью было найти здание университета, в котором столетиями учились мои земляки-русины, о чем я, не переставая, повторял моему коллеге. Миша в ответ говорил мне: «Давайте вначале посетим собор св. Стефана, а потом поищем университет, которых здесь может быть много». Я согласился, но молча молился Господу Богу, св. Николаю Чудотворцу, своему небесному покровителю св. Андрею Первозванному и Ангелу-хранителю, чтобы мне показали дорогу, ведущую к старинному университету. И вот свершилось! Сперва мы попали именно в университет, чуть было не пройдя мимо него, а лишь после этого в величественный кафедральный собор. Это случилось так. Проходя вдоль длинного двухэтажного здания, я на долю секунды заглянул в арку и увидел в глубине двора памятник.

05

Во дворе Венского университета.

«Миша, - обратился я к нему, – давай заглянем, может это и есть то самое здание университета».

06

Корпуса Венского университета: вид с улицы.

Миша посмотрел и сказал: «Вряд ли такое здание может быть     университетом». Рядом с аркой висела табличка с надписью на немецком языке. Я попросил его прочитать. Надпись гласила, что это медицинский факультет университета. Я чуть было не расцеловал Михаила и воскликнул:

«Именно на этом факультете учился наш Иван Орлай, по рекомендации которого в 1803 году в Петербург были приглашены преподавать русины Балугъянский, Кукольник, Лодий... Эти выпускники Венского университета внесли огромный вклад в развитие науки и культуры России!».

07

Андрей Фатула у памятника австрийскому императору Иосифу II.

Венский университет был основан в 1365 году герцогом Рудольфом IV, благодаря которому и получил своё название, как «Alma Mater Rudolphina». Массивное двухэтажное здание растянулось по территории на два квартала. Впоследствии улица, на которой было возведено учебное заведение, стала так и называться – Университетская.

А сейчас, пользуясь случаем, я хочу сказать несколько слов о тех самых русинских выпускниках Венского университета.

Первым был Иван Алексеевич Зейкан (1670–1739), который учился в Вене еще в XVII столетии. В записках российского посольства, находившегося в 1697 году в Вене написано так: «17 июля 1697 года бил челом Великому Государю, а великим й полномочным послам подал челобитную студент Иван Зейкан, чтоб ему быть при них, великих й полномочных послах, латинского языка в переводчиках…а учился по славянски й по латыни лет с девяти и слушал философии в академиях в Праге и Регенсбурге, и в Вене и умеет переводить с латинского на славянский совершенно… и тому Ивану Зейкану у его Великого Государя дел латинского языка в переводчиках, при настоящем посольстве быть велено, й жалование й корм ему велено давать…».

Зейкан много лет прослужил в России как дипломат, переводчик, педагог и воспитатель царских детей до конца последних дней жизни царя Петра Первого.

08Важную роль в укреплении русско-русинских (великорусско-карпаторусских) контактов сыграл Иван Семенович Орлай (1771-1828) - доктор медицины, гоф-медик при дворе Александре Первом. Он был ученым секретарем Медико-хирургической Академии России и издателем первого в России медицинского журнала «Всеобщий журнал врачебной науки».

Многие в России слышали о Василии Григорьевиче Кукольнике (1765 - 1821). В 1803 г. он стал профессором в Санкт-Петербургском педагогическом институте, где читал экспериментальную физику. Позже он занял пост директора института.

Еще один известный выпускник Венского университета, верой и правдой служивший России - Петр Дмитриевич Лодий (1764 — 1829): доктор изящных искусств, права и теологии. В 1803 г. он был приглашен на должность руководителя кафедры теоретической и практической философии Санкт-Петербургского педагогического института. Позднее стал ординарным профессором и деканом философско-юридического факультета Санкт-Петербургского университета. В 1820-1827 гг. Лодий являлся директором коммерческого училища. Он издал собственный перевод книги «Уголовное право» Фейербаха и фундаментальный труд «Теория общих прав, содержащая в себе философское учение о естественном всеобщем государственном праве».

09Особенное место в пантеоне российских русинов, без сомнения, принадлежит Михаилу Андреевичу Балугъянскому (1679 – 1847). В 1803 году он стал профессором Санкт-Петербургского педагогического института, а с октября 1919 года - первым в истории ректором Санкт-Петербургского университета. Впоследствии Балугьянский стал сенатором. Примечательно, что он был личным наставником, а впоследствии

советником императора Николая Первого. Балугьянский был награжден многочисленными российскими орденами и медалями, здесь же он получил дворянство.

 

 

 

10

Вена. Памятник-монумент императрице Марии-Терезии (1717 – 1780).

При ней в Австрийской империи была реформирована школьная система, позволившая обучать детей в народных школах на родном языке, в том числе и на русинском.

Посещение Вены было последним важным пунктом нашего Славянского хода.

Спустя две недели после возвращения в Москву состоялось собрание Правления «Объединение русинов». Присутствовавший на собрании член Изборского клуба, профессор Василий Михайлович Симчера, прослушав информацию о Славянском Ходе, выразил сожаление, что, идя на поводу у врачей, не поехал с нами в это, поистине, историческое путешествие.

Минул месяц, а мне кажется, что вот-вот раздастся команда руководителя нашей поездки О.А. Платонова: «Друзья! Быстрее садимся в автобус. Отправляемся дальше. Славянский ход продолжается…»

Андрей ФАТУЛА.

9 августа 2016.